Жизнь на холостом ходу вприкуску с «заменителями вкуса»

Как мы подсаживаемся на "заменители вкуса".
2015.11.24 Автор: Юрий Паламарчук


Аристотель говорил, что цель мудрого человека – не гарантировать себе удовольствие, а избегать боли. Возможно, бегство от боли – не только цель, но и мощнейший двигатель стремлений человека. И если мы посмотрим на истории некоторых богатых людей, то увидим тому массу доказательств.

Хелли Берри – ныне получает «Оскары», а в молодости спала в приютах для бездомных. Ван Дамм, когда продал свой тренажерный зал в Бельгии и уехал в США за актерской карьерой, перебивался как мог, и тоже спал на улице. Нелегкая жизнь была и у Чарли Чаплина, чье детство прошло в школе для сирот и бедных. Свою хитовую Loser музыкант Beck написал тоже не из воздуха, так как успел и побомжевать, и поголодать, и грузчиком поработать. Да и Стив Джобс, будучи усыновленным ребенком, не отличался счастливым детством.

Если Лев Толстой был прав, когда говорил, что все счастливые семьи похожи друг на друга, а каждая несчастливая семья несчастлива по-своему, то, вероятно, это же можно сказать и про каждого человека. Настолько у всех перечисленных выше людей разные истории! Но есть нечто общее, что можно вынести за скобки – это знак «минус».

Разность потенциалов

Мотивацию можно представить в виде поплавка на воде. Если все время придерживать его на плаву, то не будет и импульса, чтобы он выпрыгнул вверх. Но если дать ему погрузиться вниз, до самого дна, то и импульс будет больше. То есть человек взлетит выше, чем если бы все время был у поверхности. И в этом главная беда завистников и вздыхателей, которые хотят видеть только одну сторону успеха знаменитостей.

Все хотят быть героями боевиков, но никто не хочет родиться с парализованным лицом, как Сталлоне. Все хотят сняться в культовом сериале Buffy the Vampire Slayer, но никто не хочет перед этим пожить в бедности и без отца, испытывая в школе постоянную травлю одноклассников, как это было с Сарой Мишель Геллар. Многие хотят быть владельцами успешных бизнесов, но мало кто готов рисковать, думать, работать, и спать по пять часов в сутки. Такой однобокий взгляд на чужой успех можно удачно описать словами Роберта Фроста: «Иногда человек всю жизнь посвящает лишь хотению». Помечтал, поплевал в потолок, понастроил планов – можно и спать! Миллионы людей живут, отогревая свои пятые точки на чужих местах, искренне не понимая, почему это их жизнь в лучшем случае похожа на фруктовый кефир.

Конечно, есть и те, кто добивается высот, будучи с самого начала не в минусе, а даже в плюсе. Богатые родители, хорошее образование, толковые друзья с деньгами и советами. И вот случается чудо – человек мог бы нюхать кокаин, но решает открыть свое дело. Не потому что нечего есть, а потому что внутри у него этот «минус» – он знает, что может сделать нечто большее, чем нажраться на домашней вечеринке. Эта разность потенциалов и дает результат, в который постороннему бывает так трудно поверить, что он за долю секунды выдумывает сразу несколько объяснений увиденному. Только бы не терпеть когнитивный диссонанс.

Пассажиры маршрутки завидуют человеку, которого даже не знают.
«Какое непревзойденное чувство вкуса у этого талантливого предпринимателя!» – хором подумали пассажиры.

Сила негатива

Эволюция устроила нас таким образом, что мы более восприимчивы к негативным эмоциям. Мы заточены на выживание, поэтому сообщение о взрыве самолета привлекает больше внимания, чем новость об изобретении нового вида солнечных батарей. Хотя в среднесрочной перспективе новое изобретение повлияет на нашу жизнь намного сильнее, чем очередной чемодан с будильником.

На корм акулам ежегодно идет от силы 5-6 человек. Но миллионы людей, даже через 40 лет после выхода «Челюстей», до сих пор боятся плавать в открытом море. Вот на что способна животворящая сила негатива!

Что ж теперь делать-то, если в жизни у тебя все гладко? Когда и сыт, и кров есть, и вроде нет особых причин рвать пятую точку. В таком случае можно, конечно, ничего и не делать. Мол, жизнь сама припрет к стенке. Или не припрет. Но это пассивное отношение не каждому по нраву (будем надеяться!). Поэтому есть два варианта – либо отталкиваться от негатива, либо стремиться к позитиву (или комбинировать).

С негативом все достаточно прямолинейно. Оказавшись в безвыходной ситуации ты, конечно, никуда не денешься, и двинешься выше, чем если б все у тебя было ровно. Такой путь чем-то смахивает на глупость. Удовольствие от процесса достижения цели здесь отходит на десятый план, главное – выжить. В самом деле, зачем было Ван Дамму продавать стабильный прибыльный бизнес, сворачивать тренерскую деятельность, и ехать за 3/9 земель туда, где придется все начать с начала?

Ван Дамм продал бизнес, чтоб уехать за океан и стать актером.

Хоть и не каждый решится обречь себя на тяготы ради шанса на лучшее будущее, если настоящее и так терпимо. Поэтому выбор чаще идет в пользу позитивной мотивации, которой часто дефицит.

Слабость позитива

Начинаешь смотреть мотивационные ролики, читать книги в духе «Как стать богатым» или записываешься в секту личностного роста. Там, используя практики НЛП и психологии, из тебя сделают «человека» – изо рта будет сочиться радуга, из глаз сыпать звездами. Но эффект продлится недолго, поэтому посещать такие мероприятия придется регулярно (и платно). От разъяренного быка побежишь быстрее, чем за чемоданом с деньгами, поэтому путь к позитивной мотивации потребует серьезной работы с сознанием.

К счастью, цели – это еще не все. Ведь свой цимес есть и в процессе, о чем напоминает Сократ из фильма «Мирный Воин»: Путешествие — вот что приносит нам радость. А не цель.

Эволюция не дура, потому и договорилась с человеком (точнее поставила перед фактом), что покуда он будет делать правильные с ее точки зрения вещи, она будет поставлять ему отборную наркоту в виде гормонов счастья. Поэтому мы так любим сон, секс, еду и учебу. Они необходимы для выживания, поэтому и приносят нам ощущение счастья. По этой же причине, если человек в печали, то в первую очередь следует проверить комплектность вышеперечисленных сфер жизни.

Механизм работы этой встроенной в нас системы поощрения и наказания описал Авраам Линкольн:

Когда я поступаю хорошо, я чувствую себя хорошо. Когда я поступаю плохо, то чувствую себя плохо. Это моя религия.

Если речь не идет о гормональных сбоях или заложенном на генетическом уровне пессимизме, когда без антидепрессантов хоть на стенку лезь, то механизм этот устроен очень рационально.

Если тебе что-то удается, ты получаешь за это порцию гормонов счастья. Таким образом закрепляется обратная связь. Мы буквально становимся наркоманами своих способностей. Работаем за «дозу». И наоборот, когда ты не на своем месте и занимаешься чем-то, что противоестественно твоей сущности, мудрая мать-природа не дает тебе награды. И тогда тебе приходится искать удовольствие в иных занятиях.

Поворот не туда

Один находит себе хобби, другой меняет работу, ну, а третий выдумывает разного рода ухищрения, чтобы обойти систему. Так и подсаживаемся мы кто на что гаразд – на курево, алкоголь, кофе, эротику, компьютерные игры, шоппинг, чтение новостей. Выжимаем по капле дофамина из каждого куска торта и собранного «лайка». Но таким образом мы лечим не причины, а симптомы. И в этом беда не только эволюции, но и каждого отдельного человека, который бы хотел чего-то большего. Зачем стараться, если всего одна кружка добротного глинтвейну сделает тебя самым счастливым человеком на Земле?

В современном мире слишком много способов получать удовольствие. И мы теряемся в этом обилии опций, часто выполняя норму по счастью за счет «холостых» занятий.

Учитесь, товарищи, как жизнь прожигать!

Вместо того, чтоб читать книги, мы читаем статьи. Вместо своей жизни смотрим чужое кино. Вместо секса – порно, вместо еды – полуфабрикаты. Живое общение нам заменяют социальные сети. Мозгу все равно, морковка растет на ферме в окне браузера или на даче в деревне. Не видит он разницы и между выученным словом и прочитанной новостью, потому что и то и другое – новая информация, которую приятно осваивать, спасибо генам.

Когда стыдно что-то чувствовать

Последним оплотом, помогающим ориентироваться в своих занятиях и поступках могли бы быть эмоции (о чем косвенно говорил Авраам Линкольн). Но наша культура учит нас не обращать внимания на эту досадную «шутку» эволюции, доставшуюся нам от предков-приматов. Мол, черт с ним, с настроением. Оно вообще от погоды зависит, а значит доверять ему нельзя. Подумаешь, жизнь идет не туда. Мальчики не плачут – они роботы-солдаты, девочки не смеются – лишние складки им ни к чему. Так и живем, втихую подпитывая нехватку эмоций просмотром боевичков и послушиванием музыки.

Эту симуляцию жизни еще в прошлом веке удачно подметил Эрих Фромм:
«Эмоциональность» стала синонимом неуравновешенности или душевного нездоровья. Приняв этот стандарт, индивид чрезвычайно ослабил себя: его мышление стало убогим и плоским. Вместе с тем, поскольку эмоции нельзя подавить до конца, они существуют в полном отрыве от интеллектуальной стороны личности; результат – дешевая сентиментальность, которой кормятся миллионы изголодавшихся по чувствам потребителей у кино и у популярной песенки.

Подавляя врожденный механизм обратной связи и заливая в бак суррогатные эмоции мы сами лишаем себя внутреннего компаса. Вместо него мы теперь ориентируемся по компасу общества, который сбит. Потому что большинство всегда неправо (на что намекает Парадокс Эрроу).

Мы стремимся к чужим целям, занимаем не свои места, делаем чужую работу, живем жизнью других и еще удивляемся, почему по утрам не хочется вставать. Потому и не хочется! Это и есть та самая негативная мотивация, которая могла бы свернуть горы. Но мы адаптируемся. И наши нереализованные мечты так и остаются погребенными под толщей алкоголя, кофе, развлечений и самообмана, которыми мы ежедневно засыпаем едва проклевывающиеся початки.

Оригинал опубликован на AIN

Рассказать друзьям:  Share on FacebookEmail this to someoneTweet about this on Twitter

Читайте также


психология


Рейтинг@Mail.ru