Культ книги или зачем государству читающая нация

Культ книги и с чем его едят
2015.12.14 Автор: Юрий Паламарчук


Уже не первый месяц соцсети захлестывает волна любителей литературы. Одни делятся списками книг, обязательных к прочтению, например, «50 книг, чтобы стать умнее», «11 книг, которые сделают тебя успешным», «25 книг, которые к 25 годам следует прочесть каждому уважающему себя человеку», другие записываются в разнообразные «книжные челенджи», цель которых — либо прочитать больше литературы, чем остальные участники, либо же добраться до N-ной отметки прочитанных книг к определенной дате. Что стоит за этой книгоманией?

Путешествие в десять тысяч ли лучше прочтения десяти тысяч книг – китайская мудрость

Считается, что если человек читает много книг — он умный. И чем больше он прочтет, тем умнее станет. Поэтому книгоманы и срамят тех, кто читает мало — мол, что ж ты, товарищ, не подкармливаешь мозг интеллектуальной пищей. И у этих неподготовленных товарищей просыпается чувство стыда. Потому что общество, даже если и читает мало, все равно с уважением и трепетом относится к тем, кто читает по книге в неделю. Вот и начинают окаянные оправдываться и краснеть. А не должны!

Разберем несколько популярных убеждений, касающихся книг:

Книга — источник знаний

Почему бы и нет? Но только ли книга — источник знаний? А как же жизненный опыт, фильмы, песни, картины, созерцание процессов, подслушивание разговоров, подкастов и радиопередач, беседы с мудрыми людьми и, на худой конец, свои собственные умозаключения? То есть книга — далеко не единственный источник знания.

Во-вторых, в этом расхожем выражении опускается качество знаний. Не сказать о качестве — все равно что не сказать о количестве сахара в шоколадке и выдать лозунг «Шоколадка — источник калорий». Для каждого отдельного человека не все знания полезны и нужны, некоторые из них могут оказаться абсолютным хламом, засоряющим голову и мешающим думать. Например, новости, токшоу, сомнительного качества статьи, книги в духе «Сумерек» или «50 оттенков серого». Поэтому лозунг «Книги — источник знаний» так же нелеп и абстрактен, как «Еда — источник энергии». Потому что, во-первых, неясно, что за еда, во-вторых — вдруг она не переварится?

Чтение — это лучшее учение за неимением учителя и альтернативных носителей информации
Чтение — это лучшее учение за неимением учителя и альтернативных носителей информации

Вдруг человек не усвоит книгу? Возьмет в руки труд по квантовой механике, генетике или молекулярной биологии, прочитает, поставит в мозгу птичку «прочитал» и пойдет по улице довольным, но ничего не смыслящим в прочитанном. Но если говорить и о более простых предметах вроде английского или высшей математики, то разве прочтение учебника по английскому и высшей математике научит говорить на английском и решать дифференциальные уравнения?

Книги делают человека умнее

Чтение подразумевает расшифровку слов в образы, требуя творческого подхода и критического анализа. За счет чего и повышает интеллектуальные и когнитивные способности. Но, опять же, это не единственный и уж точно не самый эффективный способ стать умнее. Что будет для ребенка полезнее — почитать рыцарский роман или порешать задачи на логику? Поработать год официантом или прочитать 50 толковых книг?
Конечно, можно совмещать и то и другое, но все-таки, если б нужно было выбирать: что б вы выбрали?

Считается, что телевидение отупляет, тогда как книга делает умнее. Хитрая демагогия, однако. Потому что и телевидение, и книги, и аудио могут включать в себя как толковый, так и низкопробный материал.

Красная армия в пропаганде чтения и грамотности

По данным «Журнала экспериментального обучения», школьники, которым одну и ту же историю давали в виде текста, и фильма, при чтении напрягали котелки таки больше, чем при просмотре видео. Но вопреки ожиданиям, просмотр фильма способствовал обучению эффективнее, чем текст (имеется ввиду обучение на основе дедуктивных умозаключений). Кроме того, в долгосрочной перспективе видеоматериал запоминался лучше, чем прочитанное.

Если же взять креативность, то согласно отчету «Журнала прикладной психологии», аудио развивает творческие способности лучше, чем видео.

То есть форма подачи вторична, а вот содержание — первично (что и так должно было быть очевидно). Другое дело, что в каждом отдельном случае удачно подобранная форма позволяет выжать из содержания максимум. Иными словами, умнее можно становиться потребляя контент в самых разных формах, которые далеко не ограничиваются книгами и текстом.

Что касается художественной литературы, то непонятно, почему ее пытаются снять с заслуженного места на полке развлечений и назначить бóльшую роль. На профессию она прямо не влияет, гением не делает. Если уж так хочется понять жизнь, то не проще ли выйти на улицу? Уж там точно будет самая свежая и актуальная картинка жизни. Петербургская улица не даст соврать. Зато в безобидных на первый взгляд книгах бывает много лжи, которая в отсутствии соприкосновения с реальностью рискует дать читателю искаженную картинку реальности.

Уж скольких добрых молодцев сгубили фаршированные романтикой и героическими подвигами книги!

Китайский солдат читает книги Мао
Солдат больше всего любит читать книги председателя Мао

Чтение полезнее, чем другие формы потребления информации

Популярное убеждение, основанное на том факте, что при чтении книги мозги напрягаются сильнее, чем при просмотре фильма. Но ведь активность или пассивность зависит в том числе и от человека. Как книгу можно читать одним левым глазом, не сильно вдумываясь, так и фильм можно смотреть внимательно, пытаясь схватить каждую интонацию и ракурс, не гнушаясь перемоткой, если что-то ускользнуло. Да и песни можно слушать совершенно по-разному — либо полностью игнорируя текст, при этом наслаждаясь мелодией, либо же вдумываясь в смысл и интонацию каждого слова.

Чтение учит концентрироваться и фокусироваться

Спору нет! Но вот что любопытно — когда книга написана интересно, ее читаешь запоем. Если же она неинтересна — приходится заставлять себя читать. То же самое можно сказать как о фильмах, так и о кухонных монологах и любых других формах знаний. Фильмы, к примеру, бывают такие, что хоть два раза подряд смотри, а бывают такие, что не лезут — и все. Другое дело, что для прочтения книги требуется на порядок больше времени, чем на просмотр фильма, поэтому можно сказать, что книга все-таки тренирует усидчивость.

Чтение книг требует усидчивости - об этом знают и Джайлз и Баффи

Чтение — это сексуально

Ходит нынче в интернетах и такого рода пропаганда. Начнем с того, что чтение — это когнитивный процесс. То есть с таким же успехом можно наклепать еще дюжину равноценных лозунгов: «Мышление — это сексуально», «Изучение языков — это сексуально», «Решение квадратных уравнений — это сексуально» и так далее. Хмм! А я-то думал, что сексуально — это когда длинные стройные ноги или когда девушка складно пляшет в такт. Больно уж смахивает это «reading is sexy» на оксюморон, потому как в одно и то же время человек способен заниматься лишь одним процессом — либо продолжать род, либо все остальное.

Чтение ни капли не сексуально
Типичная пропаганда чтения

С таким же успехом можно было бы выдать лозунг в духе «Танцы — это по-научному!».

Чтение дает больше пространства для воображения

Когда смотришь фильм, то выбора у тебя особо нет — режиссер за тебя продумал и сюжет, и цвета и реплики. Слушая подкасты и радиопередачи, тоже далеко не уйдешь — даже контролировать скорость не получится. В этом плане книги уникальны, так как позволяют в реальном времени менять скорость и воображать все по-своему. Эдакий DIY-контент (Do It Yourself). С другой стороны, это и минус, потому что ты никогда не уверен, до конца ли понял автора. Может, он скрыл намек меж строк.

Продукт режиссера же не дает такой богатой почвы для толкований. Все его творение здесь — перед нами, со всеми конкретными цветами и репликами. Что касается свободы воображения во время чтения, то она все равно ограничена. Как ни крути, читая книгу, мы следуем сюжетной линии так, как это задумал автор.

Прочитав словосочетание «красное яблоко» мы рисуем в голове образ красного яблока, а не желтого лимона. Своими собственными вымыслами мы можем заполнить лишь недосказанности или неясности, вообразив, например, яблоко с зеленым листиком, хотя автор об этом не говорил.

Книголюбы по традиции огорченно вздыхают, когда фильм снят по книге, но не так, как они воображали. Но неужели декодированный в голове текст позволяет дать в мозг столь подробные, четкие и синхронизированные видео- и аудиосигналы, как, например, в этом мульте?

Большевики пропагандировали грамоту, чтоб влиять на людей через цензурируемое печатное слово

И неужели свобода представить или не представить зеленый листик на яблоке и является тем основопологающим элементом, который возводит чтение в ранг важнейших мозгопрокачивающих средств?

Корни пропаганды чтения

Шкурный интерес в пропаганде чтения есть у трех сторон: издательств и авторов, рядовых граждан, государств.

Для авторов и издательств активный читатель — это потенциальный покупатель их книг.

Для рядовых граждан читатель — это потенциальный союзник и собеседник, а также тот, перед кем можно хвастаться своей начитанностью.

Для государства же читатель — это, во-первых, человек, который не шляется по улицам (чем-то занят); во-вторых, тот, кто выменивает часть свободного времени на чужие мысли и виртуальную реальность (позволяет не обращать внимания на действительность); в-третьих, тот, кто подсел на словесный наркотик (еще один рычаг влияния). И конечно тот, кто читая нужную литературу, изобретет водородную бомбу.

Государство хочет, чтоб солдат читал идеологически выверенную литературу

Нужда в изобретателях составляет лишь очень малую долю заинтересованности государства в читающих гражданах, потому что для науки одного чтения мало, как было бы мало и любого другого вида ментального потребления — будь то просмотр фильмов или прослушивание радиопередач. Минимальное, но далеко не достаточное условие. Так зачем же государству читающие граждане? Разве не проще управлять послушными болванами — идеальными потребителями, которые смотрят телевизор, а не читают. В наших головах крепко укоренили аксиому — «Читающий — значит думающий». А раз думающий, значит и потенциально бунтующий. В реальности же все не так очевидно.

По словам Вольтера:

Никогда двадцать огромных томов не сделают революцию, ее сделают маленькие карманные книжки в двадцать су.

Читающее население выгодно правительству, потому что оно выращивается на списках обязательной к прочтению литературы и прошедших идеологическую обработку учебниках. Привыкнув читать, уже не остановиться. И начинаешь читать все подряд — рекламные баннеры, газеты, интернет-СМИ, блоги. Промывка мозга текстом может и не так эффективна, как промывка телевизором, но зато она намного дешевле и может проникнуть везде — даже там, где нет электричества и интернета. Поэтому в бедных странах упор идет на книги.

У многих рожденных при СССР и даже в 90-х, до сих пор осталось трепетное отношение к книгам. Нарисовать что-нибудь на полях, подчеркнуть, вырвать страницу — немыслимо. Это же книга! А ведь это лишь шмат бумаги да пара миллиграмм краски. И все равно к книгам у нас трепетное отношение, порой даже суеверное: «Не забудь положить под подушку, чтоб знания впитались!».

Уиллоу из Баффи с книгами по химии в руках

Почему мы боготворим книги

Во-первых, из-за многовековых традиций. Не было раньше такого многообразия форм хранения информации. Да и книгопечатание влетало в копеечку. Не говоря уже о том, что безграмотных было большинство, поэтому любой, кто читал книгу, автоматически приравнивался к ученому мужу. Этот образ «умницы», да непременно с книгой в руках, так въелся в общественное сознание, что по наличию этой забрызганной чернилами сшитой стопки бумаг меж двух картонок мы часто делаем скоропалительные выводы об интеллекте человека. И по традиции многие сегодня относятся к книгам так, как если бы мы жили 100 лет назад, когда печатались в основном стоящие, выверенные вещи.

Во-вторых, книги — это самый доступный способ хранения информации. Снять фильм стоит сотни тысяч, а то и миллионы долларов. Получить жизненный опыт самостоятельно — может стоить жизни. Написать книгу может каждый, прочитать её сможет любой. Это хоть и грубоватый, но универсальный, проверенный веками способ хранения данных. И поскольку за все время книг выпущено гораздо больше, чем записано аудио и снято фильмов, все книгами и пользуются. Это как с электрокарами, которые не спешат завоевывать рынок не столько из-за более высокой стоимости, сколько привычки ездить на бензине и отсутствия инфраструктуры.

В-третьих, книги — это пока единственный способ «послушать» давно умершие умы, у которых не было возможности записать свои мысли на другие носители. Но когда эти книги озвучат и экранизируют, уже не будет нужды привязываться к форме носителя.

Баффи учится с экранов!
Лучше бы книгу почитала!

Пропаганда чтения книг сродни пропаганде здорового образа жизни. Это не только попытка влезть в личную жизнь, но также и попытка навязать выбор. Многократное повторение сделало свое дело: теперь тезис о том, что книги — это хорошо и их нужно обязательно читать (и любить!), стал аксиомой. Как и тезис о том, что якобы просмотр видео или прослушивание аудио — исключительно пассивные занятия, не напрягающие мозг. И теперь у читателя может сложиться ошибочное суждение, что в принципе читая он заметно поумнеет, разбогатеет, станет более нравственным, духовным и так далее.

Книжная диета

«Из каждой книги можно что-нибудь вынести» — это дежурное утешение для тех, кто взял в руки занудное чтиво и прикончил его лишь из чувства долга. Ведь книга не может быть чем-то плохим! Она всегда права. А если пришлась тебе не по нраву, значит проблема в тебе.

Мозг — вещь деликатная. Если кормить его всем подряд, то может случиться отравление. Поэтому далеко не каждая книга или статья стоит внимания, о чем говорит и Александр Невзоров:

«Нужно обеспечивать себе высокую информационную контрацепцию и иметь понимание того, что тебе нужно, а что не нужно. Необходимо уметь отсекать от себя все, что не имеет к тебе профессионального или иного отношения, уметь отказывать себе в удовольствии прочесть забавную статьишку, например, о вольности в отношениях, уметь не интересоваться тем, что не должно тебя интересовать. Я живу в режиме такой контрацепции и, честно говоря, никогда об этом не жалею».

Что делать с упреками в духе: «Как можно жить, не прочитав “Преступление и наказание”?» Кроме честных вариантов ответа «не интересно / времени жалко», всегда есть козырный туз — Пушкин Достоевского не читал и как-то жил.

Оригинал опубликован на AIN

Рассказать друзьям:  Share on FacebookEmail this to someoneTweet about this on Twitter

Читайте также


учеба


Рейтинг@Mail.ru